Рукописи и предания

Рукописи и предания

Древние предания, летописи, манускрипты в наше время становятся предметом научных исследований. Ведь труд поэта и просветителя былых времен может содержать в себе малоизвестные и оттого еще более ценные сведения о Российском империи времен ее расцвета. Сказки из далекого Тибета, переведенные специалистом, знающим все об этой далекой земле, показывают, сколь близки у разных народов главные надежды и чаяния, запечатленные в удивительных сюжетах. «Снежная королева» Андерсена была впервые переведена на русский язык еще до революции, и именно этот перевод, в котором бережно сохранена мудрая мораль знаменитой истории, сейчас справедливо признан самым лучшим. А Лев Толстой превратил сюжет о девочке и медведях в поистине народную отечественную сказку.

Хранилище тайн: Избранные персидские рукописи из собрания СПбГУ

Научное издание, выпущенное при поддержке Фонда Ибн Сины, знакомит читателя с коллекцией персидских рукописей Санкт-Петербургского государственного университета. Она объединяет ряд уникальных памятников письменности XIII — XX веков. Эти рукописи представляют безусловную ценность для науки и уникальны в плане художественного и каллиграфического исполнения. Своей главной задачей составители книги считали представление манускриптов из университетского собрания в контексте развития книжной культуры Ирана и сопредельных стран.

Издание включает два очерка: в одном показана история формирования университетской коллекции персидских манускриптов, а в другом — процесс развития и распространения персидского языка, особенности и традиции культуры рукописной книги в Иране. «Инструментарий писца состоял из тростникового пера, перочинного ножа, твердой пластинки для очинки пера, чернильницы и чернил, палочки для размешивания чернил, бумаги и подкладываемой под нее гладкой дощечки. Обычно писец работал сидя на ковре, положив дощечку с бумагой на колено. Невысокие широкие столы использовались для рисования миниатюр и сложных каллиграфических работ. Средняя дневная производительность писца, по оценке знатока персидских рукописей О. Ф. Акимушкина, с учетом разных обстоятельств могла составлять 150 — 200 двустиший или 50 — 100 строк прозаического текста». Избранные рукописи представлены в книге не только в подробных описаниях, но и в виде красочных репродукций.

Лев Толстой. Три медведя

Старинная детская сказка, имевшая разные варианты и переведённая на многие языки, в России стала известной благодаря Л. Н. Толстому, пересказавшему и обработавшему ее для юных читателей. С момента выхода первого издания Л.Н. Толстого прошло почти полтора века, и ее многократно переиздавали. В этом красочном издании на иллюстрациях художницы Екатерины Бородачёвой девочка, главная героиня сказки, получилась симпатичной и озорной, а сами медведи — довольно миролюбивыми. А — отражена красота русской природы.

В сказке, как известно, речь идет о том, что одна девочка отправилась погулять в лес, там заблудилась и вместо своего дома вышла к незнакомому, дверь в который была открыта. И там нашлось по три предмета разного размера, причем только самый маленький, как выяснилось, ей подходил.

Но это был дом, где жила семья медведей. И чашка, стульчик, кроватка, которые оказались в самый раз девочке, на самом деле принадлежали медвежонку. «Девочка взяла самую большую ложку и похлебала из самой большой чашки; потом взяла среднюю ложку и похлебала из средней чашки; потом взяла маленькую ложечку и похлебала из синенькой чашечки; и Мишуткина похлебка ей показалась лучше всех… Она взяла синенькую чашечку на колени и стала есть. Поела всю похлебку и стала качаться на стуле. Стульчик проломился, и она упала на пол».

Неунывающая малышка отыскала спальню и устроилась отдохнуть на месте медвежонка. Но тут вернулись хозяева с сынишкой и сразу заметили, что порядок в доме нарушен…

Тибетские народные сказки. Художники Ирина и Ольга Ертахановы

Сюжеты многих сказок встречаются у разных народов, живущих далеко друг от друга. В их числе — сказка про находчивого бедняка и капризного царя, любителя ставить невыполнимые, по его мнению, задачи.

В этом сборнике тибетских традиционных сказок подобная история тоже есть. «Давным-давно была страна под названием «Украшенная цветами». Вокруг неё росли сандаловые деревья и высокие сосны. Внутри страны цвел шафран, созревал урожай на полях, спокойно текли реки. Люди там жили счастливо. Был среди них бедняк. Сильный и мудрый. За любое дело он брался с охотой, за что люди и прозвали его Денсел, что значит «ясный ум». Дошел об этом человеке слух и до царя...». Но правитель, вместо того, чтобы обрадоваться, что среди его подданных есть такой человек, разозлился и повелел позвать бедняка к себе во дворец. И заявил, что раз он носит такое звучное имя, то у него должен ясный ум и великая сила. И бедняк должен это царю доказать — за три дня раздобыть бирюзовое украшение, которое властитель носит на шее, не снимая. И если Денсел не сможет этого сделать, то значит, он недостоин этого имени, и поэтому царь отберет у него все имущество, жену и глаз! Конечно, Денсел смог в итоге перехитрить недоброго владыку.

Среди героев других сказок в сборнике — семеро чародеев, не желавших ни с кем делиться своими секретами ремесла; странники и одни из самых мудрых учителей, которому ведомо почти все. У каждой из сказок есть своя мораль, и порой — неожиданное для читателя развитие событий. Перевод сказок, сохранивший их аутентичность, сделала Мария Смирнова, научный работник кафедры монголоведения и тибетологии СПбГУ.

Сейед Мехди Шоджаи. Друг есть друг, а враг есть враг

Однажды охотники вырыли в лесу ловчую яму. И в нее сначала попались змея и обезьяна. Прежде чем они успели прийти в себя, в ту же ловушку провалился человек. А следующим в яме оказался грозный тигр.

Звери не доверяют человеку, очень уж странным выглядит его объяснение, что он собирался отыскать клад, когда-то запрятанный его братом. Тем более, что в лесу он оказался один. Логично предположить, что он хочет похитить укрытое сокровище.

Но только человек, хотя и он боится зверей, может позвать на помощь какого-нибудь прохожего. А это единственный для всех шанс выбраться из ямы. Действительно, случайный путник слышит на призыв о помощи и вызволяет из ямы всех пленников. Звери и человек, оказавшийся ювелиром, наперебой благодарят его, приглашают в гости.

И через год этот странник вновь оказывается в знакомом лесу. Звери радуются, увидев его, тигр приносит в подарок найденную в лесу драгоценность, обезьяна угощает спелыми фруктами и орехами. И они в один голос советуют держаться подальше от того ювелира, который им показался таким нечестным.

Но путешественник не в силах поверить, что спасенный может причинить ему зло. «Под вечер путник наконец-то нашёл в городе лавку ювелира. Тот очень обрадовался гостю и любезно предложил остаться на ночь. И тогда путник рассказал ему, как встретил в лесу тигра и обезьяну. А потом вытащил из заплечного мешка ожерелье, показал его ювелиру и попросил: «Помоги мне поскорее продать это украшение! Часть денег возьми себе, а остальное оставь мне. В странствиях я довольствуюсь малым». Увидев ожерелье, ювелир изменился в лице…»

Забыв о своем спасении, ювелир решил оклеветать странника перед царем, чтобы получить награду. Тогда вмешалась змея, которая сохранила чувство благодарности. И развязка оказалась совсем неожиданной и поучительной.

Ханс Кристиан Андерсен. Снежная королева

Новое издание прославленной сказки датского писателя представлено в переводе Анны и Петра Ганзен, который давно уже признан классическим. Это максимально полная русская версия «Снежной королевы», созданная более ста лет назад. Сюжет сказки хорошо известен практическим всем, ведь многие поколения детей с замиранием сердца, читали эту историю об искушении и верности, силе духа, целеустремленности и истинной любви. Как во многих сказках Андерсена, традиционная мораль и нравственные правила занимают в этом произведении важное место. Сказка учит настоящей дружбе, умению не поддаваться на соблазны фальшивых ценностей и внушенных извне иллюзий, красивых, но пустых и безжалостных.

Показано и то, как положительное влияние доброй благочестивой героини способно изменить судьбу других людей, хотя многое зависит и от них самих. Дочь разбойничьей атаманши вначале относится к Герде-пленнице, как к живой игрушке, но потом проникается пониманием ее забот и важной цели — вызволить названного брата из дворца Снежной королевы. Юная разбойница собирает девочку в дорогу и помогает незаметно покинуть лагерь. «Вот тебе ещё два хлеба и окорок! Что? Небось, не будешь голодать! — И то, и другое было привязано к оленю. Затем, маленькая разбойница отворила дверь, заманила собак в дом, перерезала своим острым ножом верёвку, которой был привязан олень и сказала ему: — Ну, живо! Да береги, смотри, девочку».

Классический перевод примечателен еще и тем, что в нем полностью сохранена тема христианства, которую в советских изданиях обычно вычеркивали.

Г. Б. Шамилли. Философия музыки

Музыкальные традиции Востока примечательны не только красивыми мелодиями, дошедшими из глубины веков, но и сложной системой символов и философских понятий. В книге «Философия музыки» Г.Б. Шамили рассказывает про песенно-музыкальное искусство maqām, которое сохранилось в ходе многих столетий на разных языках — персидском, арабском, тюркских наречиях. Передача текстов и музыкальных приемов долгое время происходила исключительно в устной форме. Однако это не препятствовало развитию музыкальной теории, связанной с этим направлением. Только в XIX веке были сделаны первые попытки записать композиции с помощью европейских нот.

Автор исследует многие аспекты искусства maqām, включая его влияние на восприятие истории. В рамках песенно-музыкальной традиции время и деяния великих людей предстают иначе. «Личность самого автора не разграничивает время на прошлое и будущее, скорее собирает его в «непрестанное “сейчас”», которое формируется на пересечении парадигматической (вневременной) и синтагматической (временной) осей текста. Такой нарратив обладает иной логикой связности и отношения тождества-и-контраста. История как «рассказ» здесь не осваивает время и не становится функцией времени, скорее представляет сумму обновляющихся имен на «окружности», ориентированных относительно одной центральной точки». Одна из основных тем научной работы — классический средневековый трактат о музыке.

Мухаммад-‘Али Чукури ‘Арифуллах Басарави. Булгарские хроники

«Булгарские хроники» — книга известного башкирского поэта и просветителя XIX века. Оригинал текста был написан на урало-поволжском варианте языка тюрки — общего письменного языка тюркских народов. Этот язык использовался с XI по начало ХХ в. на огромном пространстве Евразии от Восточного Туркестана до Северной Африки и Балкан.

Мухаммад-‘Али Чукури жил на территории Российской империи — в Оренбургской губернии. Его семья принадлежала к уважаемому башкирскому роду Иректе, известному со времен Чингисхана. Во вступительной статье книги переводчик И.Р. Саитбатталов не только рассказывает про творчество Мухаммада-‘Али Чукури, но и уделяет внимание истории башкирского народа в целом. В том числе — вступлению в российское подданство. «В середине XVI в. Ногайская Орда была охвачена кризисом, вызванным борьбой за власть разных группировок, и в результате в 1557 г. стала вассалом Московского государства. Башкиры северной, западной и центральной Башкирии начали сепаратно, род за родом, устанавливать прямые отношения с русским царём, которого рассматривали как преемника чингизидских государей. Принимая башкир в своё подданство, Московское государство сохраняло прежний, восходящий ещё к золотоордынскому времени, режим землепользования и признавало башкирские кланы собственниками занимаемых ими угодий. Башкирские клановые общины в русской терминологии становились волостями, а их руководители из биев превращались в старшин. Земли оставались коллективной собственностью волостей».

Среди произведений Мухаммада-‘Али Чукури есть сочинения, посвященные истории его предков и родного края. Книга «Булгарские хроники» дополнена оригиналом в кириллической транскрипции, развернутыми комментариями и глоссарием.

Александр Лапин. Избранные произведения

В новом четырехтомном издании собраны романы и повести, посвященные первому «непуганому» поколению советских людей. Их юность пришлась на мирное время, об ужасах войны и репрессий они могли разве что услышать от старших родственников. Роман-эпопея «Русский крест» начинается с того, что четыре старшеклассника, Александр Дубравин и его друзья, искренне клянутся посвятить всю свою жизнь служению на благо человечества. Реальность оказывается сложнее романтических надежд. Тем не менее, герои смогли пройти непростой путь становления, а потом вынести на своих плечах основную тяжесть глобальных потрясений, связанных с перестройкой и распадом Советского Союза. История Александра Дубравина — это и рассказ о том, как на руинах СССР возрождалась обновленная, но помнящая о своих глубинных корнях Россия.

В романе «Крымский мост» преуспевающий предприниматель страдает от душевной пустоты и жизненной неустроенности. Когда-то он по воле случая надолго расстался со своей любимой, а потом не смог восстановить отношения. Ради поиска настоящего смысла жизни он решает оставить свое прежнее существование, отправляется на Афон… И вскоре осознает, что не будет ему душевного покоя, пока не заглажена прошлая вина и не разрешены сомнения. Тему духовного поиска современного человека продолжает и роман «Святые грешники», где читатели вновь встречаются с героями «Русского креста».

Завершает четырехтомник трилогия «Книга живых», в которую включены повести «Суперхан», «Роман и Дарья», «Вирусы». В них автор обращается к самым актуальным темам современности, от преодоления потерь, нанесенных России сто лет назад революцией и гражданской войной до осмысления недавних событий и переживаний, связанных с пандемией.

Карина Сарсенова. Избранный. Выпуск III

 Наше время, на первый взгляд, предоставляет много возможностей и путей развития, но все ли они действительно способны дать человеку счастье? В новой книге известного психолога собраны интервью с учеными, в том числе, представителями Российской академии наук, и опытными врачами, посвященные вопросам осознанного подхода к различным сферам личной жизни, душевного и физического здоровья. Каждый из собеседников автора говорит о различных аспектах именно того научного и медицинского направления, на котором специализируется. Но все напоминают о важнейших основополагающих правилах достойной жизни и благополучия. Это сдержанность, интеллектуальная, моральная и духовная гигиена, позволяющие сразу отбрасывать многие излишества, которые поначалу выглядят весьма привлекательными, особенно при рекламной поддержке. Но в итоге они ведут к потере нравственных ориентиров, распаду личности и другим печальным последствиям. «Мы можем увеличивать свою свободу, простирая крылья над собственной судьбой, добиваясь новых достижений, покоряя новые вершины, улетая за новые горизонты. Или же сузить наше личное бытие до одной точки, в которую наша жизнь превратится в результате какой‐либо зависимости». Выстроить полноценную жизнь возможно только, придерживаясь принципов гармонии, проверенных многовековым опытом существования человечества.

Дагмар Гайслер. Я не пойду с незнакомцем!

В сложном современном мире правила повседневной безопасности играют не последнюю роль, и учиться их соблюдению лучше с самого детства. Это красочное издание посвящено тому, чтобы помочь родителям в сложном вопросе — как объяснить маленьким детям, что доверять можно далеко не всем людям. Тем более, малознакомым. Итак, девочка Лу ждет на улице свою маму, которая куда-то запропастилась. Проходящая мимо женщина с песиком на поводке окликает Лу и предлагает пойти вместе с ней, ведь они знакомы и живут рядом. «Как ее зовут? Инге? Ильзе? Серафима? Виола? Конечно, это фрау Шмит. Она живет в том же районе, что и Лу…Рыжие волосы у нее настоящие или крашенные? Да как же зовут этого песика? Фифи? Вастль? Граф фон Тявкин? Отто? Лу не может ответить на эти вопросы. — Нет! Я тебя не знаю, я с тобой не пойду! — говорит Лу. — Да и мама сказала, что надо подождать».

Но вот наконец на улице появляется брат Лу — Фипс, с которым Лу может пойти куда угодно, потому что мама Лу просила дождаться именно его. В книге объясняется, что в наше время прежняя формула воспитания «слушайся старших» требует серьезной корректировки, поскольку она была справедлива и эффективна в условиях традиционной жизни. Тогда все друг друга знали и заботу о детях проявляли сообща. В условиях современного города, увы, недостижим такой уровень взаимного доверия и взаимопомощи.

Алекс Громов







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0