Завтрашний закат

Тимофей Веронин (Тимофей Леонович Воронин) родился в 1971 году в Москве, в семье научных работников. Окончил Литературный институт имени А.М. Горького. Доцент кафедры истории и теории литературы Свято-Тихоновского православного гуманитарного университета. 

Автор дюжины христианских детских книжек, в том числе повести «Необыкновенное путешествие Серафимы», по которой в 2015 году был снят одноименный мультфильм. Стихи свои почти никогда не публиковал.

Возвращение

Все той же тропинкой по склону крутому
К высокому, белому, чудному дому,
Ступая нетвердо, дыша тяжело,
Поднимемся мы, постучимся в стекло.
Хозяйка седая нам дверь отопрет,
Едва улыбнется, зонты отберет
И скажет: «Давно не бывало дождя.
Заждались мы вас», — и зевнет, погодя.

А мы, позабыв про хозяйку седую,
Не снявши ботинок и мокрых плащей,
Взбежим по высоким ступенькам, минуя
Гостиную, полную шумных гостей,
И дальше — по нашему чудному дому,
Не веруя страшному счастью такому,
Зажмурив глаза, обнимаясь, смеясь,
Мы будем лететь, ничего не боясь...
И в комнате нашей замрем на пороге:
Знакомые книги, тетрадь и мольберт,
За окнами осень в оранжевой тоге,
На стенах — закатного золота свет...

Привет, золотая, былая, такая,
Что я зарыдаю, тебя обнимая.
«Ну вот, — скажешь ты, — и добрались до рая», —
Заботливо пыль со стола отирая.

Но, Господи! Как ты засветишься вдруг
И тряпку сырую уронишь из рук,
И перьями руки твои порастут,
И шея твоя удлинится, и тут
Ты лебедью белой раскинешь крыла,
Рванешься под звон серебристый стекла,
Из нашего белого, чудного дома
Неведомой, чуждою силой влекома
Туда, в непостижную даль...
У окна
Разбитого я, цепенея, застыну,
И речь незнакомая станет слышна,
И двери раскроются, запах гостиной
Ворвется, и гости веселой гурьбой
Полезут ко мне целоваться...
Со мной,
Наверное, будет истерика. Воя,
Я кинусь в разбитый квадрат за тобою,
Но кто­-то поймает, уложит в кровать
И даст мне снотворного.
Ночью опять
Мы будем взбираться по склону крутому
К высокому, белому, чудному дому.


Волшебник

В этой башне живет волшебник.
Он колдует ночами там,
И, скорее всего, учебник
Волшебства он подарит нам.
Как туман превратить в далекий,
Уходящий под звезды путь,
А потом по краям дороги
Нити времени протянуть,
Как вернуть позапрошлый полдень,
Пляску пыли в косых лучах,
Как однажды внезапно вспомнить
Все, что станет с тобой сейчас, —
На страницах его нетрудно
Будет каждому отыскать,
Только надо слегка безумным
И немного нездешним стать,
Потому что его страницы —
Без рисунков почти и слов —
Только запахи медуницы,
Ароматы лесных лугов,
Только завтрашнего заката
Догоревшая полоса,
А еще голоса, раскаты
И по самую грудь роса.


Мастер зимних пейзажей

1

Над рекой стоит сторожка,
В темных окнах бродит лес.
Солнце зимнее немножко
Светит с пасмурных небес.
А в сторожке проживает
Интересный человек.
Он закаты вышивает,
Он рисует первый снег.
И с утра к нему стучатся
Декабри и январи —
Лед покрыть на речке глянцем,
Взять багрянца для зари.
А потом придут апрели,
Будут весело просить
Колокольчики капели
Поскорей изобразить.

Он не выглядит усталым,
Хоть и дел невпроворот:
То восход подкрасить алым,
То лиловым — небосвод.


2

Я гулял с детьми на речке.
Над рекой закат горел.
У сторожки на крылечке
Кто-­то худенький сидел.
Пламя зимнего заката
Меж безлиственных ветвей
Как парадная палата
Легендарных королей.

Я сказал ему: «Спасибо
За сегодняшний закат. —
И спросил: — А вы могли бы
Возвратить весну назад,
Чтобы белыми цветами
Сад расцвел бы перед нами,
Чтоб в синеющей дали
Всюду яблони цвели?»

Ничего он не ответил,
Только нам навстречу встал.
И внезапно я заметил,
Как же бледен он и стар.
Ничего он не ответил,
Только ласково взглянул.
И какой-­то теплый ветер
Неожиданно пахнул.
Наши дети побежали
По тропинке через сад
В расцветающие дали,
Где еще горел закат.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0