Забытые корабли

Михаил Александрович Локощенко родился в 1967 году в Москве. Окончил географический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова. Метеоролог-климатолог, доцент, кандидат географических наук. Ведущий научный сотрудник кафедры метеорологии и климатологии географического факультета МГУ. Стихи пишет с 1985 года. Печатался в журналах «Москва», «Юность», «Молодая гвардия» и др. Некоторые стихи являются песнями с авторской музыкой. Лауреат литературной премии «Наследие» (2015). Член Союза писателей России, выступающий под литературным псевдонимом Фео­фан Прадедов. Живет в Москве.

Игрушки

Игрушки ждут, когда их приласкает
Доверчивая детская рука.
Но дети потихоньку вырастают
И смотрят на игрушки свысока.

Теперь у них совсем другие игры —
Жестокие и взрослые вполне,
А плюшевые зайчики и тигры
В их памяти лежат на самом дне.

Ты помнишь, кукла, как тебе ребенок
Рассказывал приснившиеся сны
И спрашивал, обняв тебя спросонок,
Как долго еще ждать ему весны?

Игрушки были ласковы и робки
У маленьких хозяев на руках.
Теперь они заброшены в коробки,
Лежат на позабытых чердаках.

Игрушки тоже медленно стареют,
Их детство сразу в старость перейдет:
И зайчики, и тигры побелеют,
И куклу сеть морщинок оплетет.


Звонок

Когда обрывается нить,
Становится пусто на свете,
И некому больше звонить:
Никто на звонок не ответит.

Теперь уже мы далеки —
За гранью реальности бренной,
А долгие в трубке гудки
Летят и летят по Вселенной.


Забытые корабли

По эллипсу космической орбиты,
У сил небесных все еще в плену,
Проносятся гурьбой метеориты,
Как пушечные ядра в старину.

Под светом, отраженным многократно,
Виднеются и ярче, и белей
Осколки не вернувшихся обратно
Космических забытых кораблей.

Там, где-то в Пиренеях или в Андах,
И жизнь, и времена давно не те,
А космонавты мертвые в скафандрах
Парят, раскинув руки, в пустоте.


Сон рыцаря

На старом, помятом диване,
Под чьим-то линялым тряпьем
Пригрезился сон дяде Ване —
Как будто он машет копьем.

Не видно у дяди успехов,
И истина тонет в вине,
Но снится ему, что в доспехах
Он гордо сидит на коне.

Как будто герой он сражений,
И враг побежден и разбит,
И нет череды унижений,
И быт этот серый забыт.

Как будто лет сорок он сбросил
И снова душа молода!
А жизнь, словно лодка без вёсел,
Плывет неизвестно куда...


Последний день

Все начиналось как обычно:
Луч солнца штору осветил,
И радиоприемник зычно
О новом утре возвестил.

Медсестры весело смеялись,
Давая градусники нам.
Везли кого-то на диализ,
И он глядел по сторонам.

Была на завтрак снова каша,
А в чай опять плеснули бром,
И санитарка тетя Маша
Гремела шваброй и ведром.

Мне врач на утреннем обходе
Сказал, что улучшенье есть,
Что помогли уколы вроде
И скоро можно будет сесть!

Из репродуктора привычно
Неслась пустая дребедень.
Все было в этот день обычно.
Но это был последний день.


Вечерняя звезда

Над старой каменной стеной
Сиял нам свет звезды вечерней,
Как вдруг за службою вечерней
Ворвался ветер ледяной.

Под звон разбитого стекла
Звезда качнулась и погасла,
И по лампадке капля масла
Слезой прозрачною стекла.


Не бойся

Не верь ни в какие приметы,
А просто спокойно живи!
Смотри по утрам на рассветы,
По жизни как в лодке плыви.

Не бойся ни черного сглаза,
Ни белых печальных седин.
Не бойся последнего раза —
Ведь будет он только один.


Прозрение

Казалось — в сказку ты попал
Из яви будничной всегдашней
И клад бесценный откопал,
Но сказка оказалась страшной!

Явился ангел во плоти,
И ты, всем сердцем увлеченный,
Решил, что лучше — не найти,
Что вам отныне по пути!
Но ангел оказался черный.

В великой милости своей
Господь отверз нам двери рая.
Увы — не льется там елей,
Хохочут черти только злей,
И тлеют угли, догорая.


Два полюса

Два полюса: минус и плюс,
И нет одного без другого.
Как тесен их вечный союз:
Соблазна и духа благого.

Из света бросает нас в тень,
И к свету бредем мы обратно,
Но даже в безоблачный день
Лежат чьи-то тени как пятна.

И нечего спорить с судьбой,
Идя на сраженье любое:
Устанешь бороться с собой —
И сам себе сдашься без боя.
 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0