Шпинат чуточку пересолен...

Игорь Игоревич Кощеев родился в 1969 году в Магадане. Мечтал учиться на сценарном факультете ВГИКа, но в итоге после службы в Советской армии стал предпринимателем. Печатался в журнале «Москва». Живет в Магадане.

14 июля 1961 года Юрий Гагарин был в числе гостей на ланче у королевы Елизаветы II.

Сидя за обеденным столом в Белом зале Букингемского дворца, Елизавета была явно не в духе. Дуврская камбала на гриле, как ей казалось, сегодня была немного недожарена. Да и шпинат чуточку пересолен. Или это цукини? На сегодняшний ланч были приглашены лучшие сыны Великой Британии. А тут еще в последний момент она дала свое величайшее одобрение, чтобы к этим достойнейшим британцам присоединился один из восточных варваров с такой грубой и труднопроизносимой фамилией — Гагарин. Как этот набор звуков вообще можно выговорить? Как будто плавленый сыр в супе булькает. Однако именно этот варвар Гагарин слетал в космос. Советы как-то умудрились обойти пронырливых американцев на повороте и сподобились запустить к звездам своего улыбчивого комсомольца раньше. Хрущев таки щелкнул по носу этих заносчивых янки. Хотя, скорее всего, он коммунист. Партия в космос могла послать только коммуниста.

Бросив взгляд на длинный обеденный стол, за которым сидели важные гости, ее величество, не меняя дружелюбного выражения лица, постаралась незаметно втянуть живот поближе к позвоночнику, чтобы избежать казуса, который случается во время приема неподходящей для желудка пищи.

Эти русские совсем обнаглели. Как вообще этот крепостной за столь короткий отрезок успел облететь вокруг Земли? Так еще и сделать это в промежутке между моим утренним кофе и поздним завтраком! Мои подданные, выйдя с утра из дома, за это время даже на свою работу не успели добраться. А он — вокруг всей Земли облететь ухитрился. Я же ему не разрешала! А может, премьер? После Черчилля совсем никому доверять нельзя. Сидишь себе, пьешь утренний кофе, а тут бац — и коммунисты над головой летают! Вы кем там себя в своей Сибири возомнили? Санта Клаусами?

Определенно на сегодняшний ланч надо было выбрать омлет с лососем и трюфелями. И как же это невыносимо — принимать коммунистов в Букингемском дворце! Георг V сейчас в семейном склепе часовни Виндзорского замка вертится, поди, без остановки. Прости, дедушка, это не я. Это все Форин-офис настоял. Этот Гагарин, говорят, звезда планетарного масштаба, и игнорировать его визит в мою страну было неразумно. С рабочими Манчестера встречается, а я скромно в сторонке постою? Нет уж. Не поймут. Ни подданные, ни пресса. В конце концов, на что не пойдешь ради всего человечества. Приходится, дедушка, встречаться и с крепостными коммунистами. Челядь! Эти потомки Распутина даже шнурки на туфлях завязывать правильно не умеют, а в космос лезут. И, боже мой, кто их учил манерам? Как можно, размешивая сахар в чае, так колошматить серебром о мой фамильный фарфор! Из этой чашки, между прочим, пила королева Виктория!

Юра фигачил серебряной ложечкой по внутренним стенкам кружки тончайшего аглицкого сервиза, наблюдая, как в образовавшийся водоворот, закручиваясь, уходили на дно частицы лимона. И млел от нежного звона, издававшегося от ударов стерлингового серебра о стенки королевского фарфора. Звона, напоминавшего ему церковные перезвоны родной Смоленщины.

Фигачил Юра, не замечая, как от этих небесных звуков у окружающих его Бэрриморов сводит скулы и закатываются глаза.

А клёвая ложечка. Интересно, если свистнуть, кто-нибудь заметит? В от­ряде бы все обзавидовались. Я бы ее Королёву подарил. Королёву тайный подарок от королевы.

Прямо напротив него сидела тетенька, считавшая себя той самой королевой.

Отсталый народ эти англичане. Время сказок прошло. Через пару лет мы по Марсу гулять будем. А здесь — замки, принцы, королевы. К ней, слышал, прикасаться нельзя. Интересно, что будет? Руку, что ли, отрубят? А может, она заразная? Или — а вдруг ненастоящая? Надо потрогать.

Стараясь, чтобы никто не заметил, Юра, не меняя позы, вытянул под столом свою ногу и, пошарив немного в пустоте, носком наткнулся на ножку королевы.

Вроде всамделишная. Расскажу ребятам в отряде: трогал королеву. Да ладно, не смотри ты так. Подумаешь. Да я вообще случайно.

Юра сделал последний глоток из королевской чашечки, вынул из нее ложечку, тщательно облизал и, положив ее на белоснежную скатерть, стал двумя пальцами доставать прилипшую ко дну дольку лимона.

Вот ведь в СССР столько красивых девчонок! А здесь ни одной не видел. Даже королева — и то так себе. Среди наших клушинских девчат последней была бы. Вот если бы не партия, я бы никогда на порог твоего Букингемского дворца не ступил. Интересно, а об этой встрече расскажет Левитан?

Юра, прикрыв глаза и смакуя вкус сочного лимона, представил уличный репродуктор: «От Советского информбюро. Сегодня произошла торжественная встреча космонавта с королевой...»

Не, вряд ли. Ерунда какая-то. Подумаешь, с королевой встретился. Это же не литейщики из Манчестера. Вот там ребята так ребята!

Ладно, эта тетенька что-то там говорит.

— Сорри, сорри, вы что-то сказали?

— Господин Гагарин, а полетит ли от Советского Союза в космос девушка?

Господин? Да если бы Стёпка Щербатый, которому фашист прикладом три зуба выбил (нам тогда по восемь лет было, когда наших старших братьев в Германию немцы угоняли), услышал, что меня господином кличут, вот бы тумаков надавал.

Юра дожевал лимон, шкурку от которого аккуратно вернул обратно на дно чашки:

— Обязательно полетят! В нашей стране равноправие. У вас очень вкус­ный лимон, Елизавета Георгиевна. Очень!

Королевы, принцы, пажи, дворецкие, лакеи, замки, дворцы. Прислуга, расшаркивание. Кто кого знатнее, кто кого выше... Скукота.

В этом мире выше всех бывали только два человека: он и еще какой-то там Бог.

Ну а Бога, как знает весь советский народ, на самом деле-то и нет. Так что он улыбнулся и по-мальчишески подмигнул королеве:

— Айда к нам в отряд, Елизавета Георгиевна. По Марсу погуляем!..







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0