В этот солнечно-саночный мартовский день

Юрий Верещагин родился в Ленинграде в 1960 году. Детство прошло в Якутии, отрочество в Мурманске. Окончил Ленинградский институт авиационного приборостроения (ЛИАП). Прозу пишет с 2019 года. Сборник рассказов «Якутский след» опубликован в журнале «Дружба народов», рассказы «За Ферма !» и «Воздушный поцелуй» вышли в альманахе «Литературная Америка». Публикуется под псевдонимом Юрий Вер. С 1996 года живет и работает в США.

Муся любила танцевать. Сама, без мамы пришла в Дом пионеров, записалась в танцевальный кружок. К занятиям относилась серьезно, танцевала старательно и с энтузиазмом. Одна незадача — все движения за педагогом она повторяла с точностью до наоборот. Когда надо было сделать шаг вправо, она шагала влево, когда надо было сделать пируэт справа налево — крутила слева направо. И если в групповом танце она повторяла движения без грубых погрешностей, то как только по задумке хореографа группа рассыпалась по сцене — Муся переставала попадать в ритм, топталась на месте и, стушевавшись, останавливалась. Педагог злилась, девчонки ехидничали.

В результате Муся перестала посещать танцевальный кружок. Дома, под настроение, она танцевала, поглощенная ритмом, не задумываясь о лево- и правосторонних движениях.

Ее попытки научиться кататься на велосипеде также потерпели фиаско: педали она крутила хорошо, а равновесие держала плохо.

Петляя из стороны в сторону по пустой улице, Муся заметила нетрезвого мужчину. Они сближались медленно и неотвратимо. Мусин велосипед вильнул в сторону несчастного пьяницы ровнехонько в тот момент, когда они поравнялись, и накрыл его сверху вместе с Мусей. Что думал сбитый человек в тот момент, как себя чувствовал — Муся не выясняла. Схватила велосипед и бегом прочь. Больше попыток покататься она не предпринимала.

В городе, где выросла Муся, снег выпадал уже в октябре, а таял в конце апреля. Понятное дело, в таком климате катание на лыжах и коньках — любимое занятие горожан. Для Муси выбор был простой: на лед падать больно и обидно, происходит это на глазах у множества людей, толкущихся на катке. А вот на лыжах — другое дело, бухнуться в снег даже приятно. Надевала валенки, пристегивала их мягкими креплениями к лыжам, ногам было тепло и уютно. Шагать по большому двору одно удовольствие, можно столько всего интересного увидеть: вот собака пробежала, за ней другая, в огромном сугробе мальчишки ходы роют — надо будет потом залезть туда. Хлопок — и ледяная глыба сорвалась с крыши. Ух ты!

Любила Муся, забравшись на кровать, грызть яблоки и читать приключенческие книжки, особенно Джека Лондона. Начитавшись про Малыша и Смока Беллью, решила: хватит уже по двору ходить, надо влезть на сопку за домом и съехать с нее. Вышла на улицу, а тут — метель, небо потемнело, снег глаза залепляет. Вот это да! Все как в книжке! Муся преодолела полсопки и поняла, что наверх ей не взобраться, а вниз на лыжах — страшно. Из окна склон не выглядел таким крутым. Увидела навес из снега, залезла под него ползком, смотрит на город сверху, огоньки зажглись в окнах домов, а в ее окне темно — мама еще с работы не пришла. Сидит Мусечка в укрытии и жалеет себя. Отломила сосульку, сунула в рот: «Заболею, замерзну и умру вдали от всех!» А тут огонек загорелся в родном окне. Вылезла и заторопилась домой. Рукавички обледенели, лыжи из рук выскальзывают, идти трудно — ноги по колено в снег проваливаются. Упала, лыжи в разные стороны, одна отстегнулась и улетела на самое дно. Эх, эх...

Повзрослев, Муся сопку эту все-таки покорила. Она брала лыжи, надевала их и гуляла. Именно гуляла. Народ на лыжах быстро гоняет, летит, потеет. «Лыжню давай!» — кричит. А она не спешит, любуется на сопки, что прячутся одна за другой до самого горизонта, в елки забредет, следы животных и птиц на снегу разглядывает или придумает себе что-нибудь и бродит в мечтах.

Муся на дух не переносила людей громкоголосых, а от окриков «мерзкого карлика» — так окрестила она физрука — хотелось бежать далеко и не оглядываться. Уроки физкультуры ненавидела. Зимой в школе «лыжи» — предмет обязательный. Физрук орал: «Ходосеева, у тебя что, ноги из жопы растут?!» «Конечно, из жопы, откуда же им еще расти? — думала про себя Муся. — Вот из этой самой жопы растут и разъезжаются». Упадет в снег — а плевать! Перевернется на спину, на елки любуется. Небо зимой серое, низкое, ни просвета в нем, ни фантазии. А елки... смотришь на них снизу вверх, и можно много чего разглядеть: очертания животных, лица людей, да мало ли? Долго могла так лежать... «Ходосеева!!!» — раздавался истошный крик. Весь кайф, гад, портил! Приходилось выкарабкиваться, собирать себя в кучку и тащиться по лыжне в тщетной надежде догнать класс. Физрук истерил. Муся молчала, в ушах у нее стояли невидимые заслонки от резкого мужского голоса, от этого «мерзкого карлика»...

Неожиданно физрук перестал делать из Муси лыжницу. «Умная девочка, гордость школы, — поведала ему директриса. — Вы там с ней полегче, Владислав Палыч». И Владислав Палыч с того момента понизил голос, а в четверти поставил Мусе — Марии Ходосеевой — «пять».

Муся окончила университет, вернулась в родной город. Воспоминания о лыжных прогулках наполняли ее душу светлым чувством. И когда приятельница позвала открыть сезон, она согласилась с радостью. Лыжи взяла в прокате. Договорились встретиться на вершине той самой сопки, где она маленькой девочкой пряталась от снежной бури. За эти годы сопку застроили, наверх вели бетонные ступеньки. Еще чуть выше — накатанная лыжня. Народ гуськом скатывался по ней в снежно-елочные дали. Муся надела лыжи, оттолкнулась... Лыжня резко уходила вправо, но лыжи понесли ее прямо... Прямо в камень, который лежал на ее пути!..

Носы лыж ровно, как по линейке, обломились... В прокате долго удивлялись: «Чтобы через час вместо лыж две короткие дощечки принесли — такого у нас еще не было... Ты что, их пилой отпилила?»

Ни падения, ни шпагаты, ни ноги узлом, ни мамины уговоры — ничто не могло заставить Мусю отказаться от лыжных прогулок. «Мальчи-и-ик, уходи-и-и!» — кричала Муся. Толстый мальчик сидел на снегу, преграждая ей путь. Ни затормозить, ни выпрыгнуть из глубоко накатанной лыжни она не смогла. Так, с разгона в мальчика лыжами и воткнулась. Хорошо, мальчик мягкий попался, лыжи на этот раз уцелели.

С горок спускаться любила, но неизменно падала и не понимала: «Почему все едут, а я падаю?» Как-то на спуске услышала: «Тетенька, да ты не стой на цыпочках, пятки-то к лыжам прижми!» И точно, хороший совет — реже стала заваливаться.

Под Новый год настроение у всех праздничное. Геофизики в отделе сейсмологии отмечать начали за неделю. Димка Погребюк выиграл охотничьи лыжи в новогодней лотерее. Приз домой не понес — поставил к стенке у рабочего стола. Когда вышел из комнаты, ребята прицепили к лыжам его уличные ботинки. Зашел начальник:

— Где Погребюк?

Его взгляд упал на лыжи — на ботинках таял снег, на полу образовалась лужица.

— Не знаем, вышел куда-то...

— Он что, на лыжах на работу пришел?

— Да, мы тоже удивились, — подхихикнули сослуживцы.

Вошел Димка, уставился на лыжи с ботинками: «А что, это идея!»

И тут дверь распахнулась, влетела запыхавшаяся Мусечка, как обычно, к десяти (после того как она выдала начальнику: «Вам что важнее, чтобы я работу хорошо выполняла или чтобы к девяти приходила?» — ее оставили в покое).

— У меня для всех новость! — радостно объявила Муся с порога. — Завтра в «Спорттовары» завезут лыжи «Fisher», ботинки «Solomon», ну и прочую лыжную хрень, — ввернула она любимое словечко. — Сколько стоит — не знаю, но точно дешевле, чем у фарцовщиков. Но!.. Нужно успеть к самому открытию: тренеров из спортшколы тоже оповестили — может не хватить.

Это же космос! Рабочий день — побоку. Мысль, что вместо старого горнолыжного хлама они приторочат к ногам «Соломоны» с «Фишерами» по ценам развитого социализма, сводила всех с ума. Да и праздник на носу! Послали гонца в ликеро-водочный. Как говорится, сам бог велел.

На следующее утро весь отдел, кроме Муси, стоял под дверями «Спорттоваров». Прохожие любопытствовали:

— Что за очередь?

Кто-то из ребят ответил:

— Компасы геологические американские, говорят, завезли... Сами определяют — где медь, где никель и даже где золото.

Двое мужчин в спортивных шапочках (по-видимому, тренеры из спортшколы) важно поддакивали и кивали.

После обеда счастливые обладатели новенького горнолыжного инвентаря шумно ввалились в отдел, обступили Мусю и торжественно вручили ей лыжи и ботинки:

— Это, Маша, тебе от всех нас! Не отвертишься, будешь теперь с нами кататься.

— Ребята, я за двадцать с лишним лет беговые лыжи не освоила, а уж горные...

— На горных-то легче, — вставил кто-то. — Ничего слышать не хотим, принимай!

Вздохнув обреченно, Муся все же улыбнулась и приняла подарок.

Прошел лютый февраль, наступил март — открытие горнолыжного сезона. Утром всем отделом сели на электричку. Приехали. И как только на лыжи встали, тут же все про Мусю позабыли, понеслись наверх, чтоб слететь с отвесных спусков со свистом в ушах.

Осталась Муся одна. Присмотрелась — горка небольшая, особняком. На ней подъемник; люди между ног бугель пропускают, одной рукой за трос держатся, в другой палки — и катят в гору легко.

Дождалась Муся своей очереди, бугель между ног зажала и села. Трос растянулся, бугель из-под нее выскочил. Отползла в сторону, чтоб не мешать другим. Вторая попытка закончилась тем же. Да что же это такое? Все едут, она одна как дура падает. А на ней такая курточка ярко-красная, и сама ничего. На третий заход пошла, в пару ей попался огромный парень. Насмотревшись на Мусины предыдущие попытки, крепко схватил ее за бок, пальцы в ребра воткнул, зарычал: «Не садись! Ногами в землю упрись, бугель тебя потащит!» Наконец-то! Так вот почему она падала все время: не садятся на бугель, ноги не поджимают, а, наоборот, крепко ими в снег упираются. Дотащились до первой площадки.

— Хватит тебе?

— Да, спасибо!

Только парень руку отпустил — Муся сразу и свалилась. Ничего, поднялась, осмотрелась — горка пологая, как раз для начинающих. Музыка играет, солнце светит, позитив, красота!

Лыжи, как учили, углом поставила, оттолкнулась палками... до середины горки даже не доехала — упала. Ноги крестиком, одна лыжа отстегнулась — укатилась, другая в снег по ботинок воткнулась, приколола ее к склону вниз головой. Лежит Мусечка на спине — жизни радуется. Подкатил незнакомый парень:

— Вам плохо, девушка?

— Нет, мне очень хорошо!

Парень вызволил ее, за убежавшей лыжей сгонял, с горы потихонечку помог скатиться. Муся в благодарность отдала спасителю свой дневной пропуск на подъемник. И черт с ними, с лыжами!

В подъезде дома, где они сняли комнату для ночевки, Мусин взгляд упал на санки... И вот...

В красной курточке, в норвежской шапочке и шарфике, развевающемся на ветру, Муся летела с горки на санках, обгоняя петляющих лыжников, а улыбка не сходила с ее счастливого лица в этот солнечно-саночный мартовский день.

Mayflower, South Euclid, OH, USA
Сентябрь
2019







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0