Обломки кораблекрушения или Хаос созидания-2

* * *

Роман называется «Император Бубенцов».

Это история о том, как человек попал в тяжёлую ситуацию. Угодил по простоте душевной в капкан ссудного процента. Под давлением и угрозами коллекторов вынужден продать квартиру. Условия ему предлагаются самые выгодные. Все проблемы семьи решены. Но деньги оказываются фальшивыми. История о таких мошенничествах слишком обычная и всем знакомая. Человек не смеет сообщить об этом жене и близким. Теперь к прежним его горестям прибавилась проблема неразрешимая. Герою моему остаётся либо помереть, либо уйти туда, где этих проблем нет. То есть в иную реальность. Туда он и уходит, и проживает там, пусть придуманную, но совершенно полноценную и богатую событиями жизнь.

Что-то перещёлкивает в голове героя. И вокруг него создаётся новый мир. Он такой же реальный, состоит из тех же элементов. Как в калейдоскопе. Стекляшки прежние, а узор — новый. Именно эта жизнь и описана в романе. Построен сюжет так, что подлинная история его жизни открывается только в последней главе.

* * *

Всем знакома истина: «Царство Божие — внутри нас». Точно так же справедливо утверждение о том, что наша жизнь — внутри нас. Помести двух людей в одинаковые условия, и один может ощущать себя совершенно счастливым, а другой полезет в петлю от отчаяния.

* * *

Но первоначальный замысел был совсем иным. А пишущий человек знает, что нет ничего хлопотнее, чем менять первоначальный замысел. Хотя именно это происходит довольно часто. Да, честно сказать, почти всегда. Но если главная мысль, главная идея меняется несколько раз в процессе работы, это — плачевно. Первоначальный замысел, основанный на реальных событиях, тянул на большой рассказ или небольшую повесть. Возник он после того, как один знакомый поведал мне о том, как его накануне выводили пьяного с официального фуршета. Он здорово там напился, а вследствие этого стал хамить начальству, скандалить… Его два раза выводила охрана, но он возвращался через боковые входы. В конце концов, хозяйка откупилась от него пятьюстами рублями, и он ушёл допивать в какой-то ближайший шалман. История банальная, но рассказана была с юмором. Вот тогда и возникла идея повести. Ловкий человек делает свой бизнес на скандалах. Вроде массовика-затейника на фуршетах и юбилеях богачей. Да вот, впрочем, краткий план, как он был набросан в тот момент.

Первоначальный сюжет повести «Народный ругатель»

Человек встает с похмелья. Ходит, думает, чешет голову. «Пьянству — бой!» Садится к столу, сметает сор и пишет распорядок дня. Размышляет над каждым пунктом. Когда все уже готово, бежит за пивом. Выпив, перечитывает — и ужесточает режим.

«Полдела сделано. Главное — зачин!..»

Вечер того же дня. Банкет. Скандал.

Новое утро. В воспоминаниях провал. Но помнит, что было важное лицо на банкете и он нахамил ему ужасно. Катастрофа! Мается и переживает. Звонят в дверь. Глядит в глазок — темные грозные тени. Его везут в лес. Вилла, офис. Разговор откровенный. «Нам нужен массовик-затейник подобного рода. Это свежо и оригинально». Заключают с ним контракт и дают аванс.

Званый вечер у нувориша. Все делает по сценарию. Хамит и буянит. («Я вас всех выведу на чистую воду! Воры!..) Но пока еще сандалит с оглядкой, с опаской. А вдруг в шею накостыляют… Но видит, что все хорошо, и прибавляет градус наглости. Сыграл блестяще. Может быть, и не блестяще, но зрители подвыпившие, снисходительные, да еще и заинтересованные. Ржут и хлопают.

Гонорар плюс премия. Новый контракт.

Характер его твердеет. Гордыня. Жене: «Молчи, дура!»

Разговор с представителями заказчика. Вырабатывается профессиональный жаргон. «Так, реквизитик… Группа окружения. Массовка… Свет сбоку, справа. Торт. Только не «киевский», не песочный. Что-нибудь вязкое, с брусничкой…»

Скандал на фуршете у политика. Режет правду-матку!.. «Продали Россию…»

Популярность его растёт. К нему начинают прислушиваться, интересоваться его мнением, прогнозами. Между тем, прогнозы самые дилетантские. А оттого, может быть, и верные в основном…

Он богатеет. Стальная дверь. Джип. Джакузи и проч. Жена начинает уважать. Профессионал. Новые сценарии. Творчество. Ухватки новые, речь отрывиста (человеку некогда, он занят): «Фамилия. Вредные привычки. Слабина…».

Смена убеждений. Играет не так натурально, поскольку утратил классовую ненависть. Ибо сам разбогател. Он уже теряет внутреннюю озлобленность против богачей.

И тут-то происходит катастрофа. На мероприятии перепутал объект. Наехал на постороннего «авторитета». «Эт-то что еще за козел?» «Твоя невеста — подстилка турецкая…» А авторитет — еще и грузин обидчивый.

Героя спасает охрана. Он снова нищий. Но теперь у него есть опыт бизнеса и цель — снова подняться.

* * *

Второй план романа «Император Бубенцов» строится на идее святителя Игнатия о том что русский «…народ может и должен соделаться орудием гения из гениев, который наконец осуществит мысль о всемирной монархии…»

 Это политическая составляющая. Это вообще, на мой взгляд, самая важная и самая животрепещущая тема современной жизни. Мы все свидетели того, как стремительно овладевает Европой сатанизм. Как сатанизм этот надвигается на Россию. Только слепой может в этом сомневаться. Христианство в европейских странах изгоняется, взамен вводятся содомские законы… Впрочем, что об этом долго говорить? Кому дано, тот видит.

Но для того, чтобы люди без сопротивления приняли всемирного царя, антихриста, нужно приучить их к монархии. Это процесс можно совершить быстро при современных технологиях. Но устроители царства сатаны работают только с подлинниками. Тут метафизика. Всякая ложь должна опираться на то, что имеет сущность.

Мой несчастный герой Стёпа Бубенцов, в той реальности, в которой он живёт, сталкивается с этими тайными силами, управляющими миром. На его беду по крови он прямой потомок царского рода Рюриков. И с некоторых пор его жизнь и судьбу начинают опекать эти могущественные силы.

Он в продолжение сюжета проходит все положенные искушения — богатством, славой, властью. По наивности полагает, что стремительный взлёт его карьеры — это его собственная заслуга, проявление его личных талантов. Но его просто ведут в тёмную. Сперва делают его знаменитым на всю страну. Популярным, любимым. (Тут сюжет «Народного ругателя»). Затем проталкивают его во власть, дабы он приобрёл некоторый опыт. А затем уже подготавливают и его самого, и общество к тому, что это и будет всенародно избранный монарх.

Тайные силы не могли бы действовать на протяжении веков, если бы они были порождением человеческого ума. Об этом замечательно писал Достоевский. Тут законы метафизики, и слуги антихриста не могут нарушить эти законы. Иным словами, венчание на православное царство должно быть хоть и «как бы понарошку», без внутреннего духа, но всё-таки претендент должен принять формальное участие в церковной церемонии. И устроители вынуждены осторожно познакомить нашего героя с некоторыми основами веры. Дают ему прочесть Евангелие. С оговорками, смешочками… И вот здесь-то происходит облом. «Русский дурак» ломает их планы. «Заставь дурака Богу молиться, он лоб расшибёт».

Наш Бубенцов открыл Книгу и — уверовал! Сразу и по-настоящему. Что-то вроде Неофита. И отрекается от царского достоинства, поскольку понял, что это послужило бы осуществлению дьявольского замысла. «Нельзя не прийти в мир злу, но пусть это зло не придёт через меня!» Герой теряет всё, но приобретает вечную жизнь.

Таким образом, своей жертвой «русский дурак» хотя бы на некоторое время отодвигает пришествие всемирного монарха, о котором говорит свт. Игнатий Брянчанинов.

* * *

В чём же моя катастрофа?

Сама по себе идея сотворения новой реальности не нова. Тут вам и «Мёртвые души», и «Двойник», и «Мелкий бес», и «Приглашение на казнь», и «Процесс», и «Мастер и Маргарита»… Традиция богатая. Она даёт автору огромное поле свободы.

И вот тут таится первая западня. Именно в той, почти ничем не ограниченной свободе, которая не стесняет движений, даёт разгуляться фантазии во всю ширь. Эти картины и сцены очень увлекательно создавать и описывать. Но если нарушить меру, то результат может быть плачевным. Эту меру я всё-таки нарушил. Реальность, в которой живёт мой герой, приобрела черты чересчур фантасмагорические. И таких глав накопилось слишком много.

Но у меня есть некоторая надежда на то, что может быть, всё ещё поправимо.

Главное, — как говорит одна из моих героинь — сохранять спокойствие.

Всё лишнее сократим, недостающее допишем… Перекомпонуем. Не будем торопиться. Поживём ещё годик с родными своими героями.

А то ведь в чём беда современных авторов? Торопятся. Это я говорю, как редактор. Ежедневно приходится читать современную прозу, рукописи романов, повестей, рассказов… И самое главное впечатление — спешка. Авторы не успевают даже расставить запятых, так торопятся отдать рукопись, напечатать её. Право слово, ещё лет тридцать назад такого не было.

Вообще говоря, спешка — признак нехороший. Все куда-то спешат, торопятся, скачут по верхам… Всем некогда, никто ничего не успевает и никто не может остановиться, задуматься. Это один из основных признаков нашего времени. Может быть, причина спешки вот в чём — «Горе живущим на земле... потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что не много ему остается времени». (Откровение 12:12).

(Продолжение следует)







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0