Какова система координат?

Наталья Яковлевна Лактионова — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра внешней политики Института экономики  РАН.
Автор работ по историко-культурологической, социально­-политической и международной проблематике.
В журнале «Москва» печатается с 2002 г. (статья «Уготован ли России “либеральный рай”?» и другие).

Память у нас повреждена «перестройкой».
С.Кара­-Мурза. «Антисоветский проект»


Гуманитарные знания, особенно история и литература, задают ту систему координат, в которых предстоит формировать себя вступающим в жизнь поколениям. И эта сфера — наиважнейшая. Что касается непосредственно истории, то это не просто предмет, это — фундамент, укрепляющий государственность страны. Она дает возможность молодым осознать себя единым народом, найти место в вековой непрерывной цепи поколений, приобщиться к традициям, обрести чувство ответственности за судьбу Родины, опираясь на подвиги отцов. Как известно, в настоящее время в РФ разработан единый историко-культурный стандарт[1], на основе которого должна быть подготовлена линейка школьных учебников для соответствующих классов. Не претендуя на анализ концепции в целом, выделим лишь некоторые аспекты представленной разработки. Речь идет об истории ХХ века, преимущественно советского периода.

Известно, что в любой научной дисциплине следует крайне осторожно вводить в научный оборот новые понятия взамен уже устоявшихся терминов. Тем не менее новая концепция внесла определенные изменения, которые, видимо, призваны найти отражение не только в учебных пособиях, но и в терминологическом аппарате исторической науки в целом.

Представленный стандарт допускает иные наименования некоторых важнейших эпох и событий русской истории. Оставим по большей части в стороне исчезновение понятия «монголо­-татарское иго», отказ от которого лоббировали татарстанские ученые. Вместо соответствующего раздела школьникам теперь рекомендовано изучать «систему зависимости русских земель от ордынских ханов (“ордынское иго”)». От слова «иго» тоже было предложено отказаться. Но на этом толерантность закончилась. «Иго» осталось. Между терминами «иго» и «зависимость» — огромная смысловая дистанция. Кроме того, этноним «татары» в приложении к тому времени не обозначал конкретный этнос, а был всего лишь собирательным термином, обозначавшим различные кочевые племена.

В этом случае совершенно резонным кажется мнение учителя — победителя конкурса «Лучший учитель Татарстана­-2013»: «Мне кажется, татары, живущие сейчас в республике и за ее пределами, понимают, что не имеют отношения к татарам XIII века, аналогичного мнения придерживаются и представители других национальностей».

Именно единая терминология исторической науки связывает поколения, дает возможность понимать разных историков в разные времена. И в этом смысле замена термина «Великая Октябрьская социалистическая революция» (или, проще, «Октябрьская революция) «Великой российской революцией» вызывает вопросы. Есть некая вторичность по отношению к «Великой французской революции», которую никому никогда и в голову не приходило переименовывать. И что совсем кажется неприемлемым: непонятно, почему речь идет не о «русской», а о «российской» революции? Видимо, слово «русский» по-прежнему осталось на обочине информационного поля как неполиткорректное определение. Между тем в историографии вполне приемлемым было наименование: «Первая русская революция» (1905 г.) безо всякой оглядки на интернационализм. Видимо, со временем в русле все той же логики вполне возможно подкорректировать и наименования войн, которые вела Россия: почему бы не переименовать «Русско­-японскую вой­ну» в «Российско-японскую», например, а там и русско-турецкие и прочие войны, которые вела Россия в своей истории, не приблизить к сиюминутным запросам современности?

Важно отметить также следующее: Октябрьская революция трактуется не как самостоятельное историческое действие, несомненно оказавшее влияние на весь ход мировой истории, а лишь как этап единой цепи событий 1914–1921 годов. Вот комментарий по этому поводу академика А.Чубарьяна: «…наша задача была прийти к консенсусу». И в итоге появилась «Великая российская революция»… которая началась в 1917 году, есть февральский этап, есть октябрьский и есть этап Гражданской войны, которая завершилась в 1921 году»[2]. Однако такая трактовка далеко не бесспорна. Силы, стоящие за каждой из двух революций, были, как известно, различными. Кроме того, отечественная историография не накладывала на события начала ХХ века кальку с известных этапов французской революции. Почему сейчас встала необходимость перешагнуть эту сложившуюся традицию? И еще: в этом случае на периферию отодвигается интервенция. В советских учебниках истории акценты были расставлены совершенно резонно: «Интервенция и гражданская война». Эти события были взаимоувязаны. Роль интервентов в истории гражданской войны в России была едва ли не определяющая. Ни тех масштабов, ни того количества жертв, ни того размаха гражданская война никогда не получила бы, если бы не поддержка белых генералов со стороны стран Антанты. Да и лозунг «За единую и неделимую!» входил в неразрешимое противоречие с планами Антанты в России. Позднее лучшие представители Белого движения активно считали общим «повелительным долгом» дать отпор германской интервенции в Россию. Но были, к сожалению, и иные.

Особый вопрос: насколько правомерно вводить в школьные учебники жесткие понятия «красный» и «белый террор»? Причем «красный» выделен как особо свирепый, всей логикой построения данного раздела в концепции. Однако по количеству жертв массовые зачистки местного населения со стороны белых, особенно в регионах Сибири, являются кратно большими по отношению к противоположной стороне. К тому же за белыми в массе своей народ не пошел. Несмышленый народ? Или неоправданная романтизация[3] Белого движения со стороны патриотов­-«почвенников», которое, по сути, стало антиимперским проектом в России?

Заметим, что в прошлом сложились очень сдержанные, выверенные подходы к сложнейшим периодам отечественной истории. Так, например, не принято было афишировать массовое уничтожение населения белогвардейцами. В современной РФ, несмотря на героизацию и политический заказ, до сих пор не могут реабилитировать известных участников Белого движения. И это, несмотря на большие усилия разного рода комиссий по реабилитации, на обильное финансирование, а также на рекламное раскручивание далеких от исторической правды фильмов и даже на установку памятника (вопреки воле местного населения) в одном из крупных промышленных центров Сибири. И дело не столько в очернении одних и облагораживании других, а в готовности покрыть многое. И о зверствах «лесных братьев», и даже «бандеровцев» специальных разделов в советских учебниках не было. У победивших красных не было смакования бесчисленного множества жертв со стороны белого движения. Та советская отечественная история, представленная в школьных и вузовских учебниках и — шире в советской историографии, была куда более взвешенной и человечной, чем предлагаемый «историко-культурный стандарт».

В целом не только перед системой образования, но и перед современной исторической наукой стоит задача объективной оценки ставшего прошлым ХХ века, эпохи великих достижений и трагедий России. Особенно глубоки линии разлома в период интервенции и гражданской войны: резкое противостояние, раскол общества, «красный» проект и контрпроект «белое дело». Но, видимо, следует и через этот разрыв искать историческую «сшивку» разных пластов прошлого и настоящего.

Подчеркнем, что можно рассматривать трагедии России как страницы истории, а можно как технологию дезинтеграции страны и способ манипуляции сознанием ее народа. И, к сожалению, нередко представители либеральной научной интеллигенции не видят эту оборотную сторону вновь и вновь воспроизводимых ими исторических деструктивных мифов, наработанных в советоведческих институтах Запада. И в этом смысле концепция отражает отечественную историю ХХ века в привычном либеральном измерении, заданном идеологическими вдохновителями российской катастрофы еще во времена «перестройки», послужившей прологом к разрушению мощной державы. Вот говорящие сами за себя формулировки: «Перестройка экономики на основе командного администрирования. Форсированная индустриализация… Насильственная коллективизация сельского хозяйства и ее последствия. Раскулачивание. Сопротивление крестьян… Утверждение “культа личности” Сталина. “Культы” региональных руководителей. Партийные органы как инструмент сталинской политики. Органы госбезопасности и их роль в поддержании диктатуры… Массовые политические репрессии. “Национальные операции” НКВД 1937–1938 годов. Результаты репрессий на уровне регионов и национальных республик. ГУЛАГ...» Немыслимо! Это как раз все те идеологические штампы, которыми вдохновлялась когда­-то радиостанция «Свобода». Последняя прекратила свое вещание на территории России еще в 2012 году[4], но дело ее живет и процветает.

Еще штрих: отдельной строкой в исторических датах за 1962 год стоит публикация повести А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Ни имя М.А. Шолохова, ни его гениальные книги, олицетворяющие собой сложное, трагическое и великое время, в «стандарте» не упоминаются.

И все это вышеперечисленное должно обрушиться на головы детей. Чтобы они познавали не империю с величественной историей, наполненной небывалым энтузиазмом и подвигом ее народа, а изучали прежде всего некую страну-ГУЛАГ (где либо палач, либо жертва) с допустимыми отвлечениями на Отечественную войну, с тем чтобы запутаться окончательно и возненавидеть свое прошлое и действующих в этом прошлом собственных дедов и отцов. Что могут породить в головах школьников бесконечные перепевы про репрессии, большевистские диктатуры и пр.? История в школе — это слишком ответственно. Это игра с огнем. На русофобии и антисоветизме воспитывают «Правый сектор» и неофашистов в Прибалтике.

В свое время выход IX тома «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина, посвященного царствованию Ивана Грозного, породил самые полярные отзывы в русском обществе. Но нам важен взвешенный голос видных представителей Русской Православной Церкви. Так, митрополит Филарет писал с сожалением по этому поводу: «…не довольно ли исполнила бы свою обязанность история, если бы хорошо осветила лучшую часть царствования Грозного, а другую более покрыла бы тенью, нежели многими мрачными резкими чертами, которые тяжело видеть положенными на имя русского царя…»

* * *

Здесь нельзя не упомянуть еще один важнейший раздел предвоенной истории, трактовка которого с позиции геополитических соперников России позволила присвоить нашим сооте­чественникам, не по своей воле оказавшимся за рубежами страны, статус «неграждан» и рассматривать их как «потомков оккупантов». Основа здесь все та же — манипуляции с историей. Что на этот счет предлагает концепция? К сожалению, посылы здесь все те же, вполне совпадающие с терминологией ПАСЕ и прочими идеологическими оппонентами России: «СССР в условиях начала Второй мировой войны. Пакт о ненападении между СССР и Германией (Риббентропа–Молотова) и великодержавные амбиции Сталина…» К чему эти «великодержавные амбиции»? Так даже не названное слово «оккупанты» как бы подразумевается дальнейшим развитием событий. И еще: нам совсем не пристало повторять за Западом давно получившее негативный оттенок наименование «пакт», никогда не употребляемое в прошлом в отечественной историографии.

Внешняя политика СССР в 1939–1940 годах  не только страница отечественной истории, это современные реалии. Недосказанность, половинчатость в этом вопросе ведет к тому, что Россия всегда будет объектом претензий и унижений. Есть евангельское: «…да будет слово Ваше: да — да; нет — нет, а что сверх этого, то от лукавого» (Мф. 5, 37). Нужна четкая и ясная позиция.

Любой ответственный историк знает, что заключенный в августе 39-го года Договор о ненападении между Германией и СССР не выходил за рамки общепринятых в то время международных политических норм и стал, по сути, блестящей победой советской дипломатии. В результате Советский Союз выиграл время для подготовки к войне и вернул утраченные во время Гражданской войны территории, предотвратив превращение последних в протекторат Третьего рейха и плацдарм для нападения на СССР. В свою очередь, присоединение Литвы, Латвии и Эстонии к Советскому Союзу позволило сохраниться народам этих республик как нациям. По плану «Ост», почти всю территорию Прибалтики предполагалось освободить от местного населения и заселить немцами. Оставшихся в живых предполагалось подвергнуть германизации. Многие помнят кадры кинохроники о ликующих толпах, встречающих Красную армию.. Попутно напомним, что в названных регионах с присоединением к СССР на свободу вышло множество политзаключенных. Сегодня эти кинодокументы в лучшем случае пылятся в архивах. Возвращенные России территории получили мощный импульс развития. Советский Союз вкладывал в них немалые средства. Все это хорошо известно, но тщательно скрывается фальсификаторами истории.

Вернемся к концепции. В разделе о войне представлен перечень понятий и терминов: лендлиз, генеральный план «Ост», план «Барбаросса», ГКО, СМЕРШ, «остарбайтеры», коллаборационисты, «власовцы», партизаны, «второй фронт», встреча союзников на Эльбе, депортация, Холокост, интернированные лица, военнопленные. И в этих понятиях утоплена вся наша Великая мистическая Победа, грандиозную высоту которой не познало ни одно государство мира. Где здесь место подвигу? Предатели и соглашатели занимают значительное место в прошедшей Отечественной войне, непонятно каким образом выигранной. О роли Церкви, ее единении с народом и о том вкладе, который она внесла в Победу, к сожалению, нет даже упоминания.

* * *

Гуманитарные знания задают ту систему координат, в которых предстоит формировать себя вступающим в жизнь поколениям. И эта сфера — наиважнейшая. Не случайно во времена «перестройки», когда готовилось крушение мощной страны, именно атака на историю стала главным инструментом манипуляции сознанием населения. Сегодня стоит архиважная задача восстановления авторитета России в мире и укрепления российской государственности. При наличии мощного либерального лобби в политическом истеблишменте страны это сделать непросто, но необходимо. Следует формулировать общественные запросы снизу. И одна из важнейших задач — отказ от демонизации советской эпохи. Не нужны никакие социологические замеры, чтобы с уверенностью констатировать, что большая часть населения современной России готова разделить заявление и пафос автора следующих строк: «В стандарт вошли все те убогие штампы и жупелы, которыми нас безуспешно мучают и пугают последние годы… я не хочу, чтобы мои внуки учились по учебникам, написанным по подобным стандартам…»[5]

В газетный заголовок к уже упоминавшемуся интервью с именитым академиком вынесены его слова: «Важно только не политизировать историю, и тогда место в ней найдется всему». А надо ли, чтобы этому «всему» было место в школьном пособии? К тому же учебник не может ограничиться простой констатацией фактов. Всегда присутствует определенная трактовка истории. Последняя, несомненно, должна подаваться с позиции национальных интересов. Вектор социализации молодых поколений должен быть заданным — это любовь к Родине и гордость за нее. У нас уже был длительный этап исторических переоценок, когда геополитические противники России, опираясь на лояльные к ним силы внутри страны, позволили развалить единую державу. Сегодня здравомыслящие силы в мире сожалеют об этом.

Хороший учебник, как правило, не есть результат работы ученых. Это дело учителей-практиков, грамотных методистов. Поэтому путь шумихи и повсеместного обсуждения с учетом всех мнений — во многом тупиковый. Критерии, которые применяются к учебному пособию для школы, универсальны. Для наглядности можно обратиться к великолепным учебным пособиям Андрея Петровича Киселева по математике, которые, продолжая лучшие образовательные традиции России, взяла в 30-х годах на вооружение советская школа. По мнению профессионалов, «“устаревший”, “дореволюционный” Киселев, возвращенный “социалистическим” детям, мгновенно поднял качество знаний и оздоровил их психику»[6]. Призыв вернуться к Киселеву звучит уже давно — с 70-х годов прошлого века, поэтому подобный пример особенно нагляден. Кредо замечательного русского педагога сводится к трем составляющим и может быть приложимо к любому учебному пособию: ясность, простота, сжатость изложения. Последнее — это не простое урезывание, а умение сказать о многом лаконично и доходчиво. Все, что отразил рассматриваемый стандарт, этим критериям не отвечает.

Получив «блин комом», разработчики новой концепции истории не собираются останавливаться на достигнутом. По словам академика А.Чубарьяна, Российское историческое общество (РИО) планирует приступить к разработке очередного нового стандарта — речь идет о всеобщей истории. Заметим попутно, что председателем правления «Российского исторического общества» (РИО), воссозданного в 2012 году, но изменившего название на более толерантное (когда­то это было «Русское историческое общество»), стал уже несколько подзабытый активный член ельцинской команды «реформаторов» юрист по образованию Сергей Шахрай. Как видим, действующие лица все те же.

* * *

Идеологи вестернизации России сильно поблекли и утратили романтический флер. Они уже давно мало кому интересны. Мода на либералов в России кончилась, но принесла стране огромные беды. Общество посылает запрос на традиционалистов и консерваторов. Есть и конкретные шаги в стремлении оградить будущие поколения от представленного «стандарта». Так, на официальном сайте Изборского клуба размещена резолюция, принятая на заседании прошедшего в рамках этого известного общественного объединения «круглого стола», где рассматривалась названная проблема. Эксперты пришли к выводу, что «концепция нового стандарта… не состоялась. Она получилась эклектичной, мозаичной, небрежно составленной, написанной холодным сердцем…». Кроме того, среди недостатков «стандарта» совершенно правомерно выделена «недооценка фундаментальной роли в истории России православия».

2014 год объявлен годом преподобного Сергия Радонежского, молитвенника и собирателя разрозненных русских земель. Его роль в единении Руси является определяющей. Сегодня в состав России (домой) вернулся Крым. И это есть факт великий и исторический. Далее на повестку дня встает изменение вектора развития России и того пагубного политического курса, который проводился в стране последние десятилетия. Если эти давно назревшие потребности начнут воплощаться в жизнь, то будет востребована и та история, на которую может опереться обретающая свое бытие нация. К сожалению, пока мы имеем другие реалии.

 



[1] Сайт Минобрнауки/документы 3483/ файл/2325/13.07.01­Проект_Исто­рико­культурного_стандарта.pdf

[2] Чубарьян А.О. Важно только не политизировать историю // Коммерсантъ. № 200. 31.10.2013. С. 4. Доступ: http://www.kommersant.ru/doc/2332034.

[3] В определенной мере основанная на стремлении придать белому движению монархический характер, что с исторической точки зрения, малосостоятельно. Как известно, программных монархических лозунгов белые армии не выдвигали, несмотря на присутствие в их рядах известных монархистов.

[4] Осталась лишь в Интернете.

[5] Захарьин В.Р. Я не хочу такого учебника // Советская Россия. 2013. 5 июля.

[6] Костенко И.П. Почему надо вернуться к Киселеву?// http://wwwportal­slovo.ru. И далее И.П. Костенко называет причины невостребованности столь нужных учебных пособий: «Главным препятствием возвращения учебника яв­ляются не аргументы, а кланы, контро­лирующие Федеральный комплект учеб­ников и выгодно размножающие свою учебную продукцию».

 

Комментарии







Сообщение (*):



Введите символы, изображенные на картинке (*):


Лебедева

04.02.2015

Наталья, да Вы просто умница! Меня Вы очень порадовали! Всецело поддерживаю Вашу позицию, обоснованную в статье «Какова система координат?» Прочла её сегодня на сайте: Трагизм нынешней ситуации в том, что нам, русским, православным людям не выжить без России. Она центр, ядро, сердце Русского мира. Поэтому, именно поэтому запад ведёт войну с Россией. Внешняя угроза хоть понятна. Но внутри России что творится! Несколько примеров. Худ. фильмы «Солнечный удар» и «Дурак». В «Солнечном ударе» Н.Михалков уж так талантливо показал «красный террор», что тошно стало. Конечно, в гражданскую был и красный, и белый террор. Понятно, что поднявшиеся снизу рабочие массы были и грубы, и необразованны. Их было явно больше, чем белых и (может быть) их террора было больше, чем белого. Только они защищали интересы таких же, как они. И в количественном отношении их, безусловно, было больше, чем белых офицеров и интеллигенции. В итоге именно они, вот эти простецкие, малограмотные и грубые матросы, работяги, солдаты и деревенщина своей кровью, своими жизнями заплатили за фундамент нашей Великой Родины. Ведь все мы (25 лет и старше) именно в ней родились! Сколько ж можно её поганить, очернять всё что было, выпячивать все перекосы и ошибки! У Рузвельта в годы Великой депрессии 2 млн человек умерло от голода. Кто-нибудь где-нибудь об этом говорит? Ему в вину это ставят? В американских учебниках пишут? А у нас (Украина ярчайший пример) на голодоморе, репрессиях, пакте Молотова -Риббентопа, ГУЛАГе и т.д, и т.п воспитали два поколения(!!!) молодёжи, ненавидящей Россию, СССР, советскую власть и социализм. Вот она, почва для бандеровщины! И Михалков туда же? Отвратило меня от его «Солнечного удара». Теперь о «Дураке» Ю. Быкова. Даже верю, что история непридуманная и Алексей Балабанов именно так погиб. Ну и что? Ведь кроме ненависти ко всей (!) власти и в центре, и на местах, кроме высмеивания таких «дураков» как отец и сын Никитины (которые о людях думают, лавочки чинят, из разрушающегося дома хотят спасти) – фильм ничего не даёт. Так что, все во власти мерзавцы? Так что, бороться за справедливость – удел идиотов? А как же нормы нашей нравственности, православной морали? Уродлива, омерзительна показанная в фильме русская душа. Ещё о документалистике. На телеканале «Россия 24» по воскресениям идёт 97 серийный (!) фильм Н. Сванидзе (!) «Исторические хроники». О Господи, да что же у вас в России происходит? Сванидзе своей позицией, заявленной и в «Зеркале», и в «Историческом процессе», и в др. программах чётко показал себя либералом, воинствующим антикоммунистом и западником. Какую правду он подаст в своих «хрониках»? Ежу понятно. Вы молодец, что подняли сложнейшую тему о содержании школьных учебников истории. Архиважно какой будет молодёжь: будет ли она гордится своей страной, помнить подвиги предыдущих поколений и ценить свершения государственных деятелей прошлого, равняться на примеры лучших и быть благодарной за всё хорошее. Или же её приучат копаться в дерьме, (да ещё искусственно подброшенном извне) его вытягивать наружу, смаковать и обмазывать им и нынешнюю ситуацию. Тогда и страну возненавидишь, и её прошлое, и настоящее. И никогда к правильным выводам не прийдёшь. Лучшую жизнь для себя и своих детей не обеспечишь на руинах своей страны, на предательстве своих предков. Поэтому, боритесь, Наталья. Успехов Вам.

Сазонова Ирина Михайловна

03.03.2015

Уважаемая Наталья Яковлевна! Огромное спасибо Вам за Вашу прекрасную статью! Полностью согласна со всем написанным. С благодарностью за правду и с глубоким уважением, Сазонова Ирина Михайловна

Комментарии 1 - 2 из 2